Щупальца ТНК опутывают мир

Тенденция к интернационализации экономической жизни в несоциалистическом мире проявляется в том, что производительные силы капитализма все более перерастают ограниченные рамки национально-государственных делений. Интернационализация выражается в превращении ведущих национальных компаний в транснациональные, международные объединения. Транснациональные корпорации (ТНК) усиливают экспансию во все регионы несоциалистического мира. Они стремятся расширить рынки сбыта, перенести часть производства в страны с дешевой рабочей силой, «сбросить» туда загрязняющие производства, пользуясь «либеральностью» или отсутствием экологических норм и законов.

 

Угроза ТНК национальному суверенитету развивающихся стран имеет весьма могущественную материальную основу, поскольку они контролировали в этих странах в конце 1970-х годов уже около 40% промышленного производства и половину внешней торговли. ТНК противодействуют усилиям развивающихся стран установить контроль над своими природными ресурсами, они и прямо и косвенно вмешиваются во внутренние дела этих государств.

 

Ныне ТНК определяют международное разделение труда в несоциалистическом мире, углубляя неравномерность развития и в глобальном, и в региональном масштабах. Уже в начале 1980-х годов на долю ТНК в рамках мирового капиталистического хозяйства приходилось около 40% промышленного производства, 60% внешней торговли, около 80% разрабатываемой технологии. В середине 1970-х годов уже функционировало 422 ТНК, у каждой из которых объем годовых продаж превышал

 

1 млрд. долл., а в 1979 г. 50 крупнейших ТНК получали ежегодную чистую прибыль в размере более 1 млрд. долл. Объемы годовых продаж «Экссон» и «Дже-нерал моторе» превышают величину ВВП каждой из таких стран, как Австрия, Дания, Швеция, Новая Зеландия (13).

 

Огромные промышленные империи работают по принципу единого международного производственного конвейера, ведущие звенья которого находятся в трех центрах современного капитализма, а ряд филиалов — в этих же или развивающихся странах, иногда на расстоянии тысяч километров, что определяет подчиненный характер экономики целых стран и регионов мира.

 

Транснациональные сверхмонополии представляют угрозу национальной независимости и экономической самостоятельности не только для бывших колониальных и зависимых стран, но и для развитых капиталистических.

 

Это видно на примере Западной Европы, державшей мировое первенство по стоимости иностранных активов среди развитых капиталистических стран. Особенно проявилась такая угроза со стороны ТНК в годы энергетического кризиса, когда нефтяные монополии диктовали свою волю.

 

В Западной Европе вне национальных систем (и над ними) возникли целые комплексы предприятий иностранных концернов, «разорванные» территориально, но связанные между собой технологически и финансово, подчиненные головным центрам за рубежом, в США.

 

Это, например, предприятия Форда в Холевуде (Великобритания), Генке (Бельгия), Кельне и Саарлуи (ФРГ).

 

Их деятельности способствует бесперебойное движение специализированных контейнерных скоростных железнодорожных составов, без особых помех преодолевающих не только государственные границы, но и природйые барьеры (например, Ла-Манш с помощью парома, курсирующего по маршруту Харидж — Зеебрюгге).

 

Неустойчивость региональной экономики повышается с усилением деятельности ТНК. «Когда Уолл-стрит чихает, — писал бывший министр труда и занятости Бельгии А. Глинн, — Антверпен тут же хватает насморк, а Шарлеруа — воспаление легких».

 

В 1980-х годах инвестиционные потоки из главных промышленных стран направились преимущественно в так называемые бывшие белые доминионы — Канаду, Австралию, ЮАР и Новую Зеландию. ТНК как бы «заново открывают» эти страны, и объясняется это такими глобальными процессами, как сырьевой и энергетический кризисы, нестабильность в нефтяном районе Ближнего Востока и, наоборот, «политическая стабильность» в бывших «белых доминионах».

 

В Канаде это ведет к определенным географическим следствиям, усиливая пограничный с США пояс — основную индустриальную зону страны. Обследование 300 заводов металлургии и машиностроения в нескольких центрах на юге провинции Онтарио (индустриального ядра Канады) показало, что как по ввозу сырья, так и по сбыту предприятия иностранных фирм в среднем в 2,5 раза сильнее ориентированы на экспорт, чем предприятия местных фирм (14). Задача «канадизации» экономики относится прежде всего к этой южной полосе, но она воплощается в жизнь лишь частично — переориентацией канадской сети нефтепроводов запад — юго-восток на внутренние нужды страны.

 

Крайне заманчивым континентом для инвестиций ТНК в условиях сырьевого кризиса оказалась Австралия. Она обладает крупнейшими месторождениями топлива (по запасам урановой руды ее доля в капиталистическом мире составляет 18—20%, уникальны условия добычи каменного угля, в бассейне Блер-Атолл толщина пласта достигает 30 м, и разработка может вестись открытым способом), алюминиевого сырья, железной руды, свинцово-цинковых руд. Кроме того, располагая огромной береговой линией, она имеет шансы на использование минеральных ресурсов в шельфовой зоне (нефть—газ).

 

В Австралии в 1980-х годах предполагается осуществить несколько десятков крупных проектов в добывающей промышленности (уран, каменный уголь, газ, бокситы) общей стоимостью 80 млрд. австралийских долл., одна четвертая этих средств поступит в виде нового притока капитала международных монополий, одна восьмая — в форме реинвестиций прибылей действующих в стране иностранных компаний. В реализацию этих проектов уже включились ведущие компании мирового капиталистического бизнеса («Экссон», «Бритиш петролеум», «Ройял датч-Шелл», «Мицубиси», «Рурколе» и др.).

 

Бум в горнодобывающей промышленности в 1970-х годах сильно изменил многие базисные параметры австралийской индустрии и структуру ее экспорта. Стоимость продукции горнодобывающей промышленности за 1971 — 1979 гг. выросла с 1,2 млрд. австралийских долл. до 5,2 млрд., а доля этой продукции в экспорте выросла с 7 до 40% . Австралия вышла на первое место в капиталистическом мире по добыче железной руды (81 млн. т в 1983 г.) и ее экспорту, а также по добыче бокситов (22,9 млн. т в 1983 г.), на второе место по добыче весьма дефицитных видов сырья — свинца и цинка. Изменение структуры экспорта отразилось и на его географии: более 70% экспорта угля и железной руды идет в Японию, японские монополии проявляют особую активность, пытаясь обеспечить себе «базис» — источник обеспечения сырьем.

 

Появление ряда крупнейших очагов горнодобывающей промышленности в основном в северных, наименее развитых районах страны стимулировало рост новых городов и портов, улучшение инфраструктуры района. Вместе с тем бум в горнодобывающей промышленности породил и ряд новых проблем: антагонизм «новых богатых» штатов и административных центров Юга, вопрос о правах издавна притесняемых правительством аборигенов на долю доходов от горнодобывающей промышленности на их землях и т. д.

 

Огромны инвестиции ТНК и в создание военно-промышленного комплекса ЮАР — страны, которая выделяется особыми ресурсными2 и социально-политическими предпосылками (расистский режим) для такой роли. В ЮАР ныне действуют 1200 английских, 375 американских и 350 западногерманских фирм, а доля иностранного капитала достигает 50% в общих и 87% в частных капиталовложениях. Согласно определению экспертов ООН, ТНК формируют «основу для военного потенциала страны», подрывая международные санкции против апартеида. ЮАР заняла первое место среди стран Африки по производству обычного вооружения и превращается в первую ядерную державу этого континента. Здесь организовано производство ракет «Атлас» (по лицензиям США), истребителей «Мираж» (лицензия Франции), создан ядерный потенциал расистов на базе богатых месторождений урановой руды и западной технологии.

 

Мировой экономический кризис, разразившийся с начала 70-х годов, в сочетании с сырьевым, энергетическим и экологическим кризисами повлиял на географию размещения заграничных прямых инвестиций ТНК. В последние годы растет доля инвестиций в развивающиеся страны. Видимо, это долгосрочная тенденция, обусловленная стремлением не только расширять и закреплять доступ к сырью и топливу этих государств, но и перебазировать туда старые производства (энерго- и материалоемкие, а также и загрязняющие), тем более что на каждый доллар, вкладываемый в развивающиеся страны, американские ТНК, например, вывозили в 1970-х годах более 4,5 долл.

 

Активизация деятельности ТНК сказывается прежде всего в углублении экономических различий как в рамках отдельных освободившихся государств, так и между ними. Ряд отраслей обрабатывающей промышленности перемещается в регионы с дешевой рабочей силой, прежде всего в «новые индустриальные государства» Латинской Америки и Юго-Восточной Азии.

 

«Новые индустриальные страны» отдельных регионов заняли важные позиции на мировом капиталистическом рынке. Например, Южная Корея стала крупным экспортером одежды и белья, Гонконг (Сянган) — крупнейшим в мире экспортером одежды, Сингапур — крупным экспортером нефтепродуктов, судов, электронной техники, Тайвань — экспортером бытовой техники.

 

Но все это не должно затенять главного процесса — перебазирования в «новые индустриальные страны» нижних этажей производства. Новая модель международного разделения труда основывается на еще большем неравноправии, чем предыдущая.

Как уже отмечалось, из развивающихся государств к группе наиболее экономически развитых относятся, во-первых, ряд стран Латинской Америки (Мексика, Бразилия, Аргентина, Венесуэла), во-вторых, нефтедобывающие страны Ближнего Востока и Северной Африки и группа стран и территорий, являющихся экспортными базами ТНК, выгодно расположенными на мировых торговых путях (Сянган, Тайвань, Сингапур, Южная Корея) и располагающими сборочными и другими трудоемкими производствами для снабжения центров мирового капиталистического хозяйства. Безусловно, большое значение имеет «политический климат» этих стран. Южная Корея, например, играет роль не только «оборотного центра», но и «экологического убежища» для японских ТНК, куда «сваливаются» наиболее загрязняющие производства.

 

Такие функции развивающихся стран определяют и отраслевую структуру их хозяйства. Она шире всего в тех из них, которые наиболее населены и богаты ресурсами. В «сборочных центрах» структура промышленности отличается, с одной стороны, современностью, а с другой — узостью; в целом в большинстве развивающихся стран она довольно традиционна и стара. Еще Хартшорн, один из ведущих представителей американской географии, выражал уверенность, что развитие освободившихся стран пойдет по образцу капиталистической промышленной цивилизации.

 

Современный представитель «географии модернизации» Э. Соя утверждает, что модернизация конца XX в. должна быть «вестернизацией». И действительно, это происходит там, где всесильны ТНК. Ян Тинберген пишет: «Когда ТНК позволено действовать на основе принципа искусственного стимулирования спроса (а значит, расточительства), они неизбежно стремятся воспроизвести структуру западных обществ с рыночной экономикой, используя такой тип технологии, который очень часто не соответствует потребности стран «третьего мира» (15).

 

Однако ТНК создают в основном капиталоемкие производства трудосберегающего типа, что затрудняет решение проблемы занятости — одной из главных для развивающихся стран.

 

Еще одной характерной чертой деятельности ТНК является торможение научно-технического прогресса в развивающихся странах, что проявляется во многих формах. Одной из них является «утечка умов»: свыше 90% азиатских студентов, прибывающих на учебу в США, домой не возвращаются, в Англии сейчас больше специалистов из стран Содружества, чем в Содружестве — из Англии. Только за последние 15 лет развивающиеся страны потеряли более 400 тыс. дипломированных специалистов, которые работают сейчас в развитых капиталистических государствах (16).

 

Происходит и усиление неравномерности внутри развивающихся стран. Все главные противоречия этого контрастного мира созданы капитализмом, обострены экспансией ТНК, определяющих международное разделение труда в несоциалистическом мире, в любых его регионах и странах.

 

В. И. Ленин подчеркивал: «Капитализм I повышает технику земледелия и ведет I его вперед; но он не может делать этого иначе как разоряя, принижая и давя массу мелких производителей»

 

(В. И. Ленин. Соч., т. 19, с. 343).

 

ТНК, возглавляющие агробизнес, получают небывалую возможность и широчайшие полномочия в диктате рыночных цен в самых различных регионах мира.

 

"ЭТОТ КОНТРАСТНЫЙ МИР", С.Б. ЛАВРОВ, Г.В. СДАСЮК

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий