ОДНОКЛЕТОЧНЫЕ И МНОГОКЛЕТОЧНЫЕ ОРГАНИЗМЫ

После того, как были сконструированы первые микроскопы, уже в конце XVII и начале XV111 столетий, голландец Левенгук, настойчивый и пытливый наблюдатель, а за ним и другие натурали­сты познакомились с неизвестным до того миром микроскопических, не различимых невооруженным оптическими инструментами глазом, живых существ (в России во второй половине XVIII века наблю­дал одноклеточных М. Мереховский. Однако потребо­валось два с лишком века для того, чтобы признать во многих из них, после открытия клетки, организмы, тело которых представляет всего как бы одну клетку. Параллельно с этим работами ботаников и зоологов было установлено, что тело весьма многих растений и животных состоит из очень большого числа клеток.

У одноклеточных организмов тело клеток представляет участок протоплазмы с ядром (или даже с несколькими ядрами); роль ор­ганов, выполняющих те или другие жизненно необходимые функции, выпадает на долю отдельных участков единой клетки. Для отличия от органов многоклеточных животных, такие части получили на­именование органелл, или органоидов.

 

У многоклеточных животных различные функции выполняются разными органами и даже группами органов, образующими так называемые системы (пищеварительная, кровеносная, выделитель­ная и др.). Все они состоят из живого вещества клеток, принимаю­щих на себя выполнение соответствующих отправлений. Таким об­разом, клетки становятся в конечном счете тоже как бы органами многоклеточного организма. В связи с их функциями и с особен­ностями внешних условий клетки дифференцируются, т. е. при­нимают различную форму и структуру и служат для различных отправлений.

 

Колония воротиичковых жгутиковых одноклеточных организмов Codonosiga

 

Рис. 4. Колония воротиичковых жгутиковых одноклеточных организмов Codonosiga.

 

Колонии. Как бы промежуточным звеном между одноклеточными и многоклеточными в цепи органических форм служат колонии одноклеточных. В колонии отдельные клетки-организмы связаны друг с другом или ветвящимися стебельками, на которых они сидят (рис. 4), или выделенной ими слизью, или еще каким-нибудь другим способом. Физиологически, по своим отправлениям, особи, входя­щие в состав колонии, обособлены друг от друга. В соседних особях одновременно могут самостоятельно протекать совершенно различ­ные процессы; например, одна из особей колонии добывает пищу, другая же в это время, прекращая питание, переходит к размно­жению и т. п.

 

Janetosphaera (Volvox) aureaJanetosphaera (Volvox) aurea

 

Рис. 5. Janetosphaera (Volvox) aurea — раздельнополые колонии (у типичных Volvox они обоеполы).

 

 

I—колония с несколькими молодыми колониями внутри (1), образовавшимися или партеногенетически, или же бесполым путем; II—колония с женскими (2) и III—с мужскими гаметами (3).

 

Нужно учитывать, что колонии многообразны по степени слож­ности не только физиологической, но и морфологической дифференцировки. Встречаются колонии одноклеточных организмов, зани­мающие как бы промежуточное положение между типичной простой колонией и настоящим многоклеточным организмом. Примером служит вольвокс (Volvox) — колониальная жгутиковая форма, отдельные клетки которой несут по два жгута и снабжены зеленым хроматофором (рис. 5). Вольвокс образует шар. Входящие в его состав клетки располагаются по поверхности последнего, будучи связаны друге другом слизью, а у иных видов и тончайшими прото- плазменными волоконцами. Количество отдельностей, входящих в состав такого колониального организма, исчисляется тысячами. Они возникают путем ряда последовательных делений. Появление новых членов той же колонии сводится к процессу обычного деления. Новые вольвоксы возникают иначе. В этом принимают участие лишь некоторые, немногие особи — клетки колонии. Одни из них, увеличиваясь в размерах и накопляя запасные вещества, дают круп­ные, неподвижные яйцеклетки (макрогаметы), другие же, делясь несколько раз, превращаются в очень мелкие, снабженные жгутиками и потому подвижные микрогаметы, подобные сперматозоидам многоклеточных животных. Микрогаметы, перемещаясь, сливаются с яйцеклетками (процесс оплодотворения). В итоге возникает не­подвижная зигота. Делясь, зигота дает начало новому вольвоксу.

Иногда некоторые клетки вольвокса (яйцеклетки) без слияния с другими (т. е. без оплодотворения), просто делясь, дают начало новым вольвоксам. Следовательно, в таком колониальном организме появляется уже дифференцировка функций: одни клетки могут образовывать половые элементы и то одним, то другим путем давать начало новым вольвоксам, другие же, питаясь, могут делиться, но это деление ведет только к увеличению количества клеток того же самого вольвокса. Эти клетки неспособны дать новую особь, иначе говоря — стерильны.

 

Такую колонию можно до некоторой степени рассматривать как многоклеточный организм. На этом основании для подобных своеобразных колоний, как бы переходных к типичным многокле­точным, было предложено название ценобия (coenobium). Следует указать, что при изучении той группы родственных колониальных форм, к которой принадлежит вольвокс, можно найти все переходы от колоний до ценобиев, т. е. от настоящих одноклеточных орга­низмов до форм многоклеточных.

 

Помимо колоний одноклеточных, имеются колонии многоклеточ­ных животных. У них мы тоже встретим различные случаи: особи, входящие в их состав, то совершенно однородны, то дифференцированы и в некоторых случаях настолько приспо­соблены и морфологически, и физиологически к разным функциям, что к ним почти невозможно применять термин «колония»; тогда говорят о многоформенных (полиморфных) колониях, представляю­щих как бы единый организм с разнообразно специализированными членами. 

 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий